Заводчик помещиков.

/ Просмотров: 8642

усадьба


Свой капитал «Большая земельная компания» зарабатывает массовым производством новых представителей исчезнувшего российского сословия — помещиков. Расположенный в Боровском районе Калужской области совхоз «Первомайский» был выкуплен и поделен на наделы размером в два–три гектара. Всего же в рамках проекта «Долина имений» на продажу выставлено 3,5 тысячи гектаров земель сельхозназначения.

Глава «Большой земельной компании» Виктор Клыш уверен, что никакого урона сельскому хозяйству не ожидается, поскольку новые русские помещики во вновь отстроенных имениях будут развивать его, как и сто лет назад.В кабинет Виктора Клыша нас позвали в самый подходящий момент: гендиректор только что закончил переговоры с потенциальными партнерами. «Бизнес-журналу» попытались устроить обычную презентацию. Планы, цифры, достижения. Мы вежливо послушали. Кое-что записали. А затем вытащили из кармана собственные вопросы. Ну мало нам корпоративной презентации, мало! Вот тут–то Виктор Клыш вдруг «раскрылся». А удовлетворись мы формальными цифрами и пресс–материалами, так ничего бы и не вышло...

— Моя тяга к земле не случайна, — говорит Виктор. — В 80–х годах я был фермером. Выращивал в Краснодарском крае огромное количество помидоров, огурцов, тысячи тюльпанов. Потом возил их в Таганрог, на продажу. Тогда подобные вещи считались не очень законными, лишь с приходом Горбачева этим бизнесом можно было заниматься более или менее спокойно. В общем, корни идеи с усадьбами растут из тех самых лет: на личном опыте знаю, насколько рентабельным может быть фермерское хозяйство, какие огромные прибыли оно может приносить. Так что с агрохимией, агротехникой, культивированием растений я знаком не понаслышке.

Международная конференция по созданию экопоселений, состоящих из Родовых поместий.
Международная конференция по созданию экопоселений, состоящих из Родовых поместий.



— У вас, наверное, соответствующее образование?

— Что такое образование? Оно бывает двух видов: когда, поступив в университет, мы слушаем много лекций (или спим на них), отчаянно зубрим, сдаем — и, выходя из университета, думаем, где все это применить. И совсем другое дело, когда ты сам хочешь знать определенный предмет, изучаешь его, понимаешь и тут же применяешь на практике. Такой подход, по моему убеждению, дает гораздо больше.

В свое время я поступил в Кабардино-Балкарский госуниверситет на специальность «Автоматизация и механизация сельского хозяйства». Проучился совсем недолго, поскольку быстро понял, что, имея собственный бизнес, теплицы, можно жить намного интереснее и богаче, чем преподаватель того же вуза. В результате бросил учебу в группе и стал заниматься самостоятельно. Обложился книгами по агротехнике и прочим смежным наукам, а потом взялся за дело. К тому же семейные обстоятельства вынуждали — женился я рано, в 22 года, вернувшись из армии, и практически сразу же появилось первое дитя. В общем, хотелось денег.

«И тогда мы придумали Ладное»



Мы с семьей переехали из родного Ставрополя в Краснодар. Благодаря армейской специальности связиста я быстро стал ведущим спецом в телеателье, тогда ведь немногие могли чинить японскую аппаратуру. Но мечта работать на земле по–прежнему не отпускала. Еще одним стимулом к ее осуществлению стало мое знакомство, спустя пару лет, с завучем сельской школы, который сам выращивал овощи. Человек был очень яркий. Вот его–то пример и вдохновил меня на кардинальную смену образа жизни. Я купил дом в городе Кропоткине, удачно расположенном на трассе Баку — Москва. Восемь лет, с 1981 по 1989 годы, мы снабжали своей овощной и цветочной продукцией Ростов и Таганрог. При этом, не буду скрывать, удалось неплохо заработать. Моя сестра, кстати, до сих пор живет в Кабардино–Балкарии, выращивает и продает цветы, и, несмотря на то, что это бедный регион, ее семья процветает. Умея работать на земле, никогда не будешь бедствовать даже в регионах с низким уровнем доходов населения.

— А как вы оказались в столице?

— Сколотив небольшой стартовый капитал, я решил сменить поле деятельности. Скажем так, хотелось боґльших информационных потоков. Продал дом, теплицы и переехал в Подмосковье с 50 тысячами рублей в кармане, приличными по тем временам деньгами. Переезд пришелся как раз на пору расцвета кооперации: я открыл фирму по производству трикотажа в Обнинске, скупив на Подольской фабрике, проходившей реконструкцию, старые вязальные станки: после небольшого ремонта фабрика заработала как часы, мы выпускали один джемпер в минуту!

В Одессе пройдет фестиваль.



Когда процесс наладился, решил заняться обустройством. Попросил у местных властей выделить землю и построил для своих сотрудников дом. Это был мой первый опыт в новом бизнесе, оказавшийся удачным, и, по сути, он заложил возможности для сегодняшнего развития. Затем был возведен новый корпус фабрики, появились новые заказы со стороны.

Опять обложился учебниками. Конечно же, пригодился и детский опыт — когда я учился в школе, то помогал отцу строить собственный дом, все делалось своими руками. В общем, и строительную теорию освоил довольно быстро. Параллельно для созданной строительной компании набирали специалистов, проводили «мозговые штурмы», позволявшие решать непростые задачки вроде: «как построить дешевле без потери качества». Постепенно наш строительный бизнес переместился в Москву, мы возводили элитные жилые комплексы, административные здания.

— Строительный бизнес в Москве — дело очень выгодное. Почему вы решили отказаться от него в пользу абсолютно нового, нераскрученного усадебного проекта?

Российская партия «Яблоко» заявила о поддержке экопоселений, состоящих из родовых поместий.



— Надоело участвовать в этой гонке, обивать пороги, выпрашивать заказы и играть в тендеры. Я решил полностью переключиться на градостроительный бизнес. Вообще, мне нравится «причинный» бизнес. Это когда ты являешься не следствием, а причиной. В Боровском районе дело обстоит именно так. Мы — причина изменений, происходящих в окрестных селах. Хотим создать оазис современной жизни. Я был по делам своей строительной компании в США, в Европе. Видел, как красиво можно жить в коттеджах, на лоне природы. И знаю, что нечто подобное, и даже лучше, можно сделать у нас в России. За этим — будущее.

— А как вообще вам пришла в голову эта идея? И почему свою «Долину» вы рисуете именно там?

— Лет восемь назад я прочитал серию книг Владимира Мегре об имениях — «Звенящие кедры России». И подумал: «А почему бы и мне не основать свое имение?» Тогда лет через пятьсот праправнуки скажут: этот сад посадил наш прапрапра…дед Виктор! И я взялся за дело. Опять обложился книгами и картами, на этот раз — экологическими, поскольку искал подходящее место в окрестностях столицы. Оказалось, что с этой точки зрения Боровский район просто идеален — чистый воздух, почва без пестицидов. Приобрел участок под имение неподалеку от тех мест, которые мы сейчас осваиваем в рамках нынешнего проекта. Но довольно скоро с ним пришлось расстаться — инфраструктуры для проживания здесь не было и в помине. Однако место это, как говорится, запало в душу. И я решился вложиться в приобретение целой «Долины».

Экопоселения в России… Светлое будущее?



— Для постройки коттеджа, пусть даже самого шикарного, участки по два-три гектара слишком велики. Почему вы считаете, что они будут пользоваться спросом?

— Не просто будут, а уже успешно раскупаются! В первой из трех запланированных «Долин имений» — «Солнечной», размером в 277 га, — продано уже 10 участков площадью от 2 до 2,5 га. При удалении от МКАД всего на 90 км (час езды) наши новые «помещики» избавятся от видеостресса, постоянно получаемого современными обитателями мегаполиса и ближнего Подмосковья. Дворец на маленькой территории — та же коммуналка. Жизнь в муравейнике хороша для насекомых, а люди от такой скученности страдают. И тому есть историческое подтверждение. Почему российский крестьянин всегда считался более духовным существом, нежели его европейский собрат? Благодаря необъятным просторам! Для широты души нужен минимум гектар, отсюда и наши разметки.

Есть еще «Зеленая» и «Верхняя» долины площадью 76 и 295 га. Мы строим там инфраструктуру, наши «Долины» будут снабжены всеми необходимыми коммуникациями. Здесь будут школа и детский сад, фитнес–клуб, салон красоты, теннисный корт, тренировочное поле для гольфа, конно–спортивный комплекс. Предусмотрено строительство супермаркета, ресторанов, парка с детской площадкой и кинотеатра под открытым небом, вертолетной площадки. Мы ведем переговоры с одной страховой компанией — за страховку ценой в сто долларов можно будет пользоваться при необходимости услугами вертолета «Скорой помощи» МЧС, который экстренно доставит пациента в клинику. А еще в «Долине» будет этнодеревня, маленькая карта мира площадью в пару гектаров, на которой каждой стране будет отведен ее исконный участок, и на нем разместится ресторанчик с национальной кухней, ремеслами. Компания, которая осуществляет этот проект, получила от нас большие преференции при покупке земли. У нее есть уже договоренности о содействии со многими посольствами зарубежных стран в Москве. И вообще у нас будет очень интересно! Даже такси особое — тройка с бубенцами и дежурная, так сказать, карета.

Если честно, мне очень приятно продавать такую вдохновляющую идею.

— И сколько будет стоить приобщиться к прекрасному?

— Самая дешевая земля в Подмосковье обходится в 10 000–15 000 долларов за сотку. У нас расценки на порядок ниже: сейчас сотка земли в «Долине имений», в зависимости от расположения, стоит 500–1 500 долларов. Конечно, когда будет готова вся инфраструктура, цена заметно подскочит.

— А что уже сделано?

— За минувший год, в течение которого мы занимались этим проектом, построили 15 километров газопровода. Вложили миллион долларов, объединили восемь деревень, бесплатно их газифицировав. Сделали проекты еще на пять деревень. Самое главное, газовая магистраль уже проложена к каждой деревне. Еще около миллиона вложено в реконструкцию ЛЭП, установку новых трансформаторных подстанций. Построили завод биогумуса, где основным «персоналом» является дождевой червь «Старатель», и производительность этого предприятия гораздо выше, чем коровьей фермы. Навоза в России хватает, пора уже разгребать эти залежи!

— Чувствуется, у вас хорошие отношения с местными властями.

— Мы ведем нормальную хозяйственную деятельность, и потому никто нам палки в колеса не вставляет. К тому же когда проект заработает в полную силу, потребуется огромное количество рабочих рук, ведь каждому имению нужны будут управляющие, работники на земле и по дому.

— А почему вы уверены, что «новые русские», приобретя надел, займутся садоводством и огородничеством? Неужели, например, банкира привлечет картофелеводство?

— Богатые люди, как правило, заставляют работать всё. Они любят, когда имущество приносит прибыль. Не терпят разрухи в своем бизнесе, и точно так же рачительно распорядятся землей. Вы будете смеяться, но один из клиентов уже решил закупить линию производства сушеной травы для хомячков. Тючок весом 1 кг продается за доллар при мизерной себестоимости. Притом что в зоомагазинах этот товар очень востребован.

— Кто ваши покупатели?

— В основном топ–менеджеры и владельцы среднего бизнеса. Впрочем, сейчас наш товар стал доступнее благодаря ипотеке. На рассмотрении у нас лежат пять подобных предложений с вполне доступными условиями по срокам и процентам.

— Кто является владельцем компании и сколько средств, по вашим оценкам, потребуется для вывода проекта на плановые показатели?

— У меня есть партнер–соинвестор — Газэнергобанк, второй по значимости банк в Калужской области после Сбербанка. Кстати, постепенно желание участвовать в проекте выражают все больше предпринимателей. Многим это кажется очень интересным. Для запуска подобных проектов нужны миллионы долларов. Но еще важнее опираться на надежных партнеров: если проект вдохновляет, люди стремятся работать в команде. Жизнь — это игра. Когда ты создаешь бизнес, человеку должно быть интересно в нем участвовать, приносить пользу.

Мы создаем игру для азартных игроков. И они с удовольствием в нее включаются.

Вот свежий пример — мои сегодняшние гости. У них достаточно мощный бизнес по торговле запчастями, однако эти предприниматели решили отвлечь немалую сумму денег для того, чтобы тоже строить свой бизнес в «Долине».Здесь соберутся сотни людей одного уровня, образа и стиля жизни, а в результате начнут смыкаться и их бизнесы, они будут искать развития отношений и в деловой сфере. Первые такие шаги мы уже можем наблюдать на практике.

Есть и еще один момент, который позволит объединить обитателей «Долины», — это создание собственного магазина близ МКАД, где будет продаваться экологически чистая продукция, выращенная в усадьбах. Идея пришла благодаря владелице одного из уже проданных участков. Хозяйка, преподаватель престижного столичного университета, организовала рабочих — и вырастила семь тонн отборного картофеля. Куда девать все это добро? Решили вывезти на рынок. Но продавать там оказалось очень непросто, к тому же доказать, что продукция — экологически чистая, можно было лишь на словах, и не более. Зато когда появится собственный фермерский магазин, покупатели сами потянутся в него и будут готовы к чуть более высоким ценам.

Кстати, чтобы ускорить дело, мы заключили договор с голландской фирмой — производителем теплиц. Она готова поставлять их обитателям «Долины» в кредит размером 70% от стоимости, проводить мастер–классы по выращиванию рассады и т. п. Мы рассчитываем, что это предложение будет пользоваться успехом, создали Ассоциацию фермерских хозяйств.

— Получается, владельцы усадеб на самом деле вовсе не помещики, а фермеры? Боюсь, что это не очень престижно звучит для топ–менеджера крупной компании… Не распугаете клиентов?

— Наши богачи не хотят называться фермерами, а вот владелец имения — это звучит гордо. Одно слово — а как все меняется! Я бы на месте правительства переименовал «Закон о фермерских хозяйствах» в «Закон об имениях». Тем более что для нас фермер — чужеродное слово. На Руси всегда были помещики, в усадьбах которых выращивалось огромное количество продукции. Я уверен, что управляющий банком охотно будет именоваться помещиком, — ведь так солидно, респектабельно звучит. На одном этом можно сильно поднять российское сельское хозяйство, облагородить сотни гектаров ныне запущенных земель.

За рубежом масса замечательных примеров, на которые наши новые владельцы усадеб охотно будут равняться. Например, французские шато, где производится лучшее в мире вино. Если есть вино от Ротшильда, то почему бы не быть вишневому варенью от Клыша по фамильному рецепту?

— Вы уже заложили вишневый сад в своей усадьбе?

— Пока что я только успел посадить двести сосен. Сад — это следующий этап. Только мне больше нравятся яблони…

Евгения Ленц

12 мая 2006 года.

Бизнес журнал ONLINE


Если вам понравился этот материал, то предлагаем вам подборку самых лучших материалов нашего сайта по мнению наших читателей. Подборку - ТОП о существующих экопоселениях, Родовых поместьях, их истории создания и все об экодомах вы можете найти там, где вам максимально удобно ВКонтакте или В Фейсбуке